Алькор, двойная система звезд

«Потому что счастливые люди не пишут книг» © FREI

С нами с 5 января 2016

Нестройный шаг многих десятков ног, глухой стук каблуков, подошв; шлепанье луж. Пробки тянутся лентами вдоль дорог – долго. Мальчишки спят на плечах матерей; вязанные шапки натягиваются на глаза. Стекла запотели до белого и не видно, как над рекой, всего в нескольких перекрестках, шерстятся ватные облака; «Мама!» печатными буквами на стекле.

Дождь рассыпается из-под купола, затянутого серым, и это так напоминает лето, когда холодно только от мыслей, а погода – ливневая, серая, бисерная. Родная.

Кажется, я люблю дождь, даже если могу вымокнуть на весь день до нитки.


И какое-то иррациональное чувство тоски между ребрами; настолько, что выть хочется.

С мамой поссорилась. Дрянь я.


Блять.

30 марта 2016, 05:10

Я люблю политику: радикалы стреляют в других радикалов из-за недостаточной радикальности. (Да, цитаты я люблю тоже). В чем мораль? Не говорить о политике? А если двойные стандарты и мне, в общем-то, все равно на политкорректность? И о чем другом, если не о религии или политике, говорить за столом? Моветон? Бросьте.

11 февраля 2016, 01:42

Есть желание сидеть на асфальте и стапливать лед с тротуара феном.

21 января 2016, 18:30

В песнях слушаю – вздохи. Слушаю, как наполняются легкие, как обрываются недопетые ноты, недопитые звуки – выплескиваются.

Это прекрасно.

Это – живо.

Из гаммы цепляю пальцами тарелки, шелестом отбивающие такт, треугольники, флейты, звучание пентатонного ряда.

Чарующий шум.

Гипнотизирующий.

14 января 2016, 17:19

Эти два года паршивы для великого Поколения. От «совсем» паршивы.

Терри Пратчетт, Лемми, Дэвид Боуи, Рикман.

Любимые. Потрясающие. Великие.

Куда вы? Ну куда? Остановитесь!
— Они в Рай.
— Да, может быть.
Если он есть.

Блять.

14 января 2016, 14:52

Изовралась.

13 января 2016, 06:04

Опаздываю по фронтам: на автобус, на работу, заварить кофе, купить билет; опаздываю заснуть и проснуться вовремя; опаздываю уследить за временем; опаздываю отдавать отчеты себе о своих же действиях.

Ненавижу опаздывать.

Красная лента не держит волосы. Может, черная справится лучше?

«Скорее всего, во всем виновата усталость. Организм изнашивается. Нервы изнашиваются. Я изнашиваюсь. Иногда я напоминаю себе старую затертую куртку. Все расползается по швам. Но я пытаюсь сохранить товарный вид. Потому что иначе – свалка. Разница в том, что куртку можно снять. А куда девать себя?»

Мацуо Монро, «Научи меня умирать»

12 января 2016, 06:59

Измеряю шаги – музыкой, расстояния каплями, время словами, состояние – теплым дымом, который морозит холодом.

А чем измерять слова?

11 января 2016, 21:34

Я растерялась. Я себя – растеряла, на самом деле.

Катастрофы набираются в емкости из ладоней, как капель попадает в цветочный горшок, в земле которого нет семян.

Я оставляю отпечатки, буквально выжигаю в снегу. Давно такого не было, чтобы ладони – теплые.

Разрываюсь между усталостью и усталостью; закрываю глаза и на внутренней стороне век белый шум рассыпается звездами.

Пускаю внутривенно бессмыслицу и наблюдаю, как кровь пузырится, нагревается, закипает, а потом – раз, и все. Ее даже нет больше.

Кончилась.

Исчерпала себя.

Как я, примерно.

11 января 2016, 14:39

Закрываю глаза – слушаю. Открываю – и ничего не слышно. Пусто. Холодно.

Персонажи теряются, смешиваясь со сном; теряются в разряженных батареях, в неверно набранных буквах.

В разреженном воздухе позастывали мысли.

И хреново, и просто все равно.

Звезды сыплются с елок, разбиваются елочные игрушки; Т9 предлагает заменить их щелочью и забить.

Такое бывает.

И жизнь только тире между датами, и последние пару лет тщедушно хреновы для предыдущего поколения.

Первый, второй; следующий. И несть числа им, если наберется разгон.

Привет со дна.

Здесь холодно. Ветер свистит в ушах и бьет железом поддых.

Выть хочется.

Голос сорван; голос хрипит помехами.

Случается.

Да, такое бывает.

Со всеми.

11 января 2016, 08:26

У меня состояние простудилось. И настроение.

Хочется закутаться изнутри в плед и нарасставлять много чашек чая, чтобы дымили, хотя я чай – никогда не пью.

Снег собирается сугробами на ногах, коктейль из воды и грязи стекает в канавы улиц; люди идут, торопливо, оскальзываясь, но не смотря под ноги, и их шаги – как шаги военных, марширующих в арьергарде: лениво, но быстро, без желания, без цели. Цель одна – догнать идущего впереди и идти след в след.

Они дышат друг другу в затылки, чеканят шаг, злятся, что их обгоняют, и обгоняют сами, потому что торопятся куда-то, куда, они думают, они обязаны прийти вовремя; даже загодя.


Только к восьми наступает рассвет.

Серый.

Хочется взять акварель.

11 января 2016, 06:01

00:00
Время выставлять ноль на счетчике.
Все по новой. По-старому.

На плите, в алюминии, дотлевают угли, в легких гарь и все еще чувство, что выдыхаю, а выдыхать нечего. А угли тлеют. И копоть везде: на потолке, на одежде, в волосах и все там же – в легких.
Маршмеллоу зарумянились над огнем; крекеры соленые, шоколад сладкий – на языке приторно.

С трудом дышится после холода, после падения в снег, после пробежки в одних рубашке и джинсах.
Что ж, оно стоило. Но не меня.
Нужно больше заботы и меньше глупости.

Угли тлеют, мысли дымятся; я ломаю ногти о собственное отчаяние. Об него, от него.
Что поделать.

Не попадаю, недожимаю, переключаю раскладки и недопечатываю слова.
Двоится.
Что ж.

10 января 2016, 22:11

Текст выплескивается на клавиатуру, сжимая клавиши, так непростительно трепетно, оставляя после себя опечатки, маленькие, незамеченные в неге огрехи.

Текст живой.

Эдакий черт в табакерке, черт Шредингера: не поймешь, в каком настроении, пока не выпустишь.

Они свободолюбивы некоторые, а некоторые лелеют свой тихий омут и плевать хотели, что ты хочешь их написать.

Вредные.

С характером.

Заметные и слишком незаменимые.

10 января 2016, 04:26

Так болезненно неприятно допускать ошибки – столь примитивные! – и, перепроверяя, не замечать их. Не исправлять.

В дрожь бросает.

09 января 2016, 08:59

Смартфон – вечный спутник.

— Почему ты вечно в своем телефоне?
— Он интереснее.
— Чем что?
— Чем вы.

В нем у меня есть все, чтобы выжить с ним, и все, чтобы сдохнуть к чертям без него.

А еще есть счетчик.

Синий – написанные страницы, зеленый – часы, оранжевый – маты, фиолетовый – сигареты, красный – порезы на коже, когда я не хочу засыпать или когда мозг – не работает.

Cogito, ergo sum. А если не мыслить, ты либо мертв, либо жив. Существование трудно называть жизнью, если считаешь свое суждение здравым.

Музыка перестала быть фоном, вкус сигарет приелся, снег за окном убрали или втоптали в грязь, а на руках не осталось того место, на котором – больно.

А в голове – места, которое есть.

08 января 2016, 23:46

Журавли из газетной бумаги получаются странными. Они вообще все – странные, угловатые, неправильные, если не раскрашивать крылья. И зачем складывать их целую тысячу?

— Чтобы загадать желание.
— Я не верю в желания. И в провидение. И в судьбу.
— А в карму?
— Ты издеваешься? Если мне что-то нужно, я иду и беру, или делаю все возможное, чтобы это стало моим.
— Многие вещи нельзя просто взять или сделать.
— Ты правда так думаешь?
— Ну, да.
— Such a gutless fool...
— Gutless? Безкишковый?
— Безвольный. Бесхребетный. Бесхарактерный.
— Да я понял-понял. И я не такой.
— Правда? Ты будешь удивительно удивлен.
— Я не бесхребетный.
— Ты будешь еще более удивительно удивлен.

Какая я двуличная сволочь.

08 января 2016, 06:33

В моей комнате кромешная ночь из-за сломавшихся жалюзи. Мне говорят, я крот; я думаю, стоит найти фосфоресцирующие звезды, чтобы создать галактику: все отряды «Большой медведицы» и, обязательно, Алькор и Мицар. Ведь они – мои.

Я смотрю в пустой потолок и, думаю, он напоминает сугроб – белый, немного шершавый и пока ровный.

Мой город занесло снегом. Всего за несколько дней после первого января, и, странно, за эту зиму я ни разу не прикоснулась к нему, а зима уже скоро кончится.

Подтверждает теорию о кроте.

А снега много, как пыли в моей голове и мыслей, запутавшихся в волосах, не сбежавших. И под его покровом много чего не видно.

Жаль только, что люди – по нему ходят, и их не засыпало.

08 января 2016, 00:40

От меня ждут.

Хотят философии – получают псевдо, хотят романтики – получают сопли с блестками, хотят разума – я лезу на баррикады, хотят тишины – я отдаю своих Грига и Паваротти.

Они хотят, я отдаю, и всем все равно, выполнен ли заказ так, как должен был. Он выполнен. Точка поселилась в иконке TO DO-листа, и к этой строке больше не возвращаются.

Я пишу много букв наперед, перечитываю и меняю, довожу до тошнотворного идеала, который все равно – не то. Но кто виноват, если данные мне ТЗ я выполняю так же?

Я пишу много слов наперед: либо слишком «до», либо слишком «после», либо чересчур мимо.

Я попадаю только пулями и попадаюсь под них сама, но с этим проще: пули – не буквы.

Да. Проще.

07 января 2016, 22:04

Много часов, мало букв.

9 АМ зимы так похожи на 4 АМ лета: сонный, с плещущейся энергией, с безумной улыбкой – идешь в душ, моешь голову изнутри, и старые песни звучат так, будто не заслушанные и не прошло многих дней с их первого для тебя.

И музыка перестает быть фоном: требует к себе внимания, пытается перекричать мысли.
А мысли перекрикивают ее и пускают по радиоволнам помехи. И в голове шум. Белый.
И колокол.

Ожидая получить мудрость и философию, от меня получают жизнерадостные несуразицы и цитаты маркерами на кафеле.
Ожидая получить образность, получают атмосферу: противоречивую, не до конца смешанную, как течения разной плотности.

А я, как счетчик, слежу за резервом знаков.

07 января 2016, 02:08

Я пишу с ужасной инверсией слов, потому что так тексты – текут, и так я могу читать их.

Я ставлю черточки: под прописными «ш», «щ»; над прописными «т».

Я патологически ставлю литературные кавычки и там, где тире – тире, а не дурацкий дефис.
Я ставлю все знаки препинания, не пишу «ё», но пишу цифры словами и делаю пустые строки (забавно: они требуют знаков, хотя это – вежливость).
Я уважаю заглавные буквы, не люблю смайлы, иноязычные слова пишу языками оригинала, и мне не лень переключать раскладку.

«Я с телефона» не оправдывает ошибок.

Я исправляю всех: «Не 'ложить', а 'класть'; не 'одеть' – 'надеть'», доводя до исступленного раздражения.

Это приступы, может быть, ОКР.

Я чертов истерик.

05 января 2016, 15:42

Что ж, у философии «в пустоту» есть свой особый шарм. Как и у разговоров со стенкой.
Свой шарм безумия.

И как до болезненного смешно – сидеть, думать, что написать, когда обычно оно само – пишется. Просто берется и... берется. Возникает из ниоткуда, и ты уже не поспеваешь за мыслью, и торопишься записать, пока рука не до конца онемела.

Жестока шутка: писать и печатать быстро, а читать медленно. Хоть и заставляет задумываться над прочитанным.
Говорить еще быстрее, чем печатать – опасно, потому что слово-то не пичуга, а в порыве бывает по-всякому. Но и торопиться нажать «Отправить», пока этого не сделал кто по ту сторону Сети – жест сомнительной адекватности. Больше залп в воздух.

В пустоту.

05 января 2016, 03:41

Зарегистрироваться

или

Что говорят пользователи Фрагментера

Только сегодня узнала о фрагментере и создала аккаунт. Хочу признать, сайт действительно интересный и не обычный. Идея то, что нужно. Как же нравится эта анонимность!
Fikus

Так нравится читать записи участников, здесь гораздо искреннее, чем в любой соц сети.
Дынька

Забавная идея - вести онлайн-дневник, который могут читать все и в тоже время никто.
Daryel'

Фрагментер сильно нравится, появилась доп мотивация меняться - это большая разница, писать только себе в блокнот и писать в общий доступ

фрагментер прикольный - уже несколько раз появлялись мысли о том, с чего я такой депрессивный и почему я таким стал
Туле 🌱

Офигеть, сколько я потеряла, пока не писала в !F. Была куча мыслей, эмоций, а все оно будто потерялось и я даже не могу связно сказать, как прошли эти дни пропущеных записей.

фрагментер - самое клевое что со мной произошло в этом году!
Akise 🛩

Мне сильно нравится, что на !F никто не комментирует, есть впечатление, что я пишу это для себя, уменьшается озабоченность тем, что сообщение будет оценено.
!ХуеРы